Юпорн смотрите здесь. |

Главы     1     2     3     4     5     6     7     8     9     10     11     12     13   

 «Топор» появляется вновь


Многие акции NASDAQ контролируются конкретными маркет-мейкерами. {Крупные маркет-мейкерские фирмы могут оказывать очень сильное влия­ние на рынок, благодаря значительному числу институциональных клиен­тов. Небольшие фирмы торгуют со своего счета или просто управляют пото­ком розничных ордеров.) Контролирующий маркет-мейкер может вести от 10 до 50% сделок по конкретным акциям. Высоколиквидные акции почти всегда имеют «ведущего» маркет-мейкера. которого обычно ласково назы­вают «топором».

«Топор» часто открывает позиции за счет собственного напитала, а нередко является и андеррайтером {а то и ведущим андеррайтером) по тем или иным акциям. Другие маркет-мейкеры нередко следуют за ним. В отсут­ствие сильной инерции «топор» может диктовать направление движения таких акций. Теперь вам ясно, почему так важно знать, кто является «топо­ром», и выяснить, что и как он делает.

Самые крупные маркет-мейкеры — это Goldman Sachs (GSCO), Morgan Stanley (MSCO), Merrill Lynch (MLCO) и Beer Steams (BEST). Если одна из этих фирм является маркет-мейкером по акциям, которыми вы торгуете, то об­ращайте особое внимание на ее действия. Эти фирмы часто пытаются (и небезуспешно) искусственно понизить курс акций, когда исполняют инсти­туциональную покупку, или подтолкнуть его вверх, когда проводят институ­циональную продажу. Они действуют таким образом, конечно же, в интере­сах своих клиентов. В гл. 10 мы расскажем, как они это делают; здесь же мы заполняем пробелы в их анкете.

Внутридневные трейдеры часто называют действия маркет-мейкеров «манипулированием рынком». Мне не нравится этот термин по двум причи­нам. Во-первых, маркет-мейкеры не играют, а делают свою работу. А во-вто­рых, нередко трейдеры ссылаются на «манипулирование» маркет-мейкеров для оправдания своей неудачной торговли. До появления доступа к экранам второго уровня подобные действия маркет-мейкеров были скрыты от публики и часто приводили к плохому исполнению. Теперь, глядя на экран второго уровня и наблюдая за окном «время и продажи», можно легко понять, что скрывается за сценой, т.е. как идет сделка. Конечно, многие маркет-мейкеры предпочли бы, чтобы у внутридневных трейдеров не было доступа к эк­рану второго уровня. Чтобы, как раньше, трейдеры видели только внутренний рынок, лучшие бид и аск и статические котировки. Это не просто поставило бы внутридневных трейдеров в невыгодное положение — они были бы вне игры!





Книжный магазин